Войти Регистрация

Вход на сайт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Регистрация

Поля со звёздочкой (*) обязательно должны быть заполнены.
Имя *
Логин *
Пароль *
Подтверждение пароля *
Email *
Подтверждение email *
Защита от ботов *
Reload Captcha
Focus cover 4

Информационно-аналитический и общественно-политический журнал

Focus.doc

№4 | октябрь 2017


pdf-версия журнала скачать

Войти | Зарегистрироваться

Вступительное слово главного редактора
Революция 1917 года как цивилизационный выбор России arrow white

Журнал Focus.doc №4 | октябрь 2017 года

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Треугольник Россия–США–Китай и индийский фактор

Александр Нагорный – вице-президент Ассоциации политических экспертов и консультантов, заместитель главного редактора газеты «Завтра», постоянный член и заместитель председателя Изборского клуба

1 premier chang chun chiaoЧжоу Эньлай (слева) и Ричард Никсон (в центре) во время визита президента США в Китай в 1972 году

К треугольнику Россия–США–Китай, в пространстве которого на протяжении всей второй половины XX века развивался геополитический конфликт, в последние десятилетия добавилась в качестве самостоятельного субъекта еще и Индия

 Z9C3609Александр Нагорный

Кому-то может показаться, что отношения в любых треугольниках очень простые и строятся по формуле «враг моего врага – мой друг». Но в треугольнике Россия–США–Китай всё гораздо сложнее – тут слишком много различных деталей и аспектов, уходящих своими корнями глубоко в историю. Картина взаимоотношений в этом треугольнике становится еще более сложной, если оценивать ее еще с учетом индийского фактора. Этот фактор в свое время имел для Советского Союза важное значение. Октябрьская революция 1917 года дала мощный импульс коммунистическому движению в Китае, которое в итоге победило в 1949 г. В советских планах Индия рассматривалась как важнейшее орудие борьбы с Британской империей и – на крайний случай – как своего рода запасной вариант для установления в ней просоветского режима, если бы в Китае пошло что-то не так, как планировалось изначально.

Отношения в треугольнике Россия–США–Китай всегда были очень сложными и запутанными, они определялись глобальными устремлениями каждой из этих сверхдержав. Эти отношения были сформированы четырьмя факторами.

Во-первых, традиционной геополитикой, которая в XIX в. играла главную роль в международных отношениях, но в XX в. утратила свое прежнее значение, уступив первенство идеологическому противостоянию, спровоцированному возникновением коммунистического и антиколониального движений. Оба движения привели к радикальным изменениям на политической карте мира, и роль Советского Союза в этих изменениях была колоссальной. СССР и США боролись за влияние на Китай, роль же Индии была на фоне такого противостояния важная, но второстепенная.

Во-вторых, присущей лидерам «Большой тройки» на заключительном этапе Второй мировой войны склонностью к установлению и поддержанию баланса сил. Эта склонность обусловила их мотивы и действия, предопределившие послевоенное устройство мира. Выход вперед одной сверхдержавы – США – после распада Советского Союза сделал неизбежным сближение друг с другом ее оппонентов.

В-третьих, идеологическими ценностями, разделяемыми в тот или иной период в международных отношений. Крах коммунизма в Советском Союзе и его последующая гибель оказали самое серьезное влияние на глобальную ситуацию. На этом фоне идеологические ценности США значительно укрепились как внутри рассматриваемого треугольника, так и в мире в целом. Западная «демократия» нашла своих приверженцев на двух третях мировой политической сцены и стала мощным инструментом продвижения американской мировой гегемонии.

В-четвертых, впечатляющей способностью КНР развиваться с высокой скоростью, что было продемонстрировано страной с момента принятия в 1978-1979 гг. программы «четырех модернизаций». Параллельно с Китаем в конце ХХ и в первые два десятилетия XXI в. бурный рост и мощное развитие демонстрирует Индия. Экономическая гегемония Запада, в том числе США, напротив, постепенно ослабевает.

Безусловно, можно назвать и другие факторы, оказавшие воздействие на отношения внутри треугольника. Например, индо-пакистанское соперничество, включающее в себя как холодную войну, так и вооруженные столкновения. Нельзя игнорировать и превращение Японии в экономическую сверхдержаву и ее военный альянс с США как важнейшее условие подержания безопасности в Северо-Восточной Азии. Добавим сюда экономическую и военную мощь Индии, которая с помощью СССР выиграла войну с Пакистаном и сумела создать Бангладеш, тем самым успешно поддерживая противостояние одновременно с Пакистаном и Китаем. Наконец, следует назвать и ситуацию на Корейском полуострове – продолжающийся конфликт между северной и южной частями полуострова и политические поражения США от северокорейского режима.

В отношениях внутри треугольника можно выделить три основных этапа.

Первый этап – с 1971 г. (с поездок Генри Киссинджера и Ричарда Никсона в КНР) и до 1991 г. (до распада СССР). Этот этап можно назвать геополитическим: США объединились с КНР против СССР. Поэтому в указанное двадцатилетие Москва была крайне заинтересована в сотрудничестве с Нью-Дели во всех сферах, особенно в осуществлении геополитического сдерживания. Между СССР и Индией наладилось стратегическое сотрудничество, и Индия стала обретать статус глобального игрока.

Второй этап – с 1991 г. (когда США с помощью технологии «мягкой силы» и благодаря искусно организованной с помощью проамериканского лобби в Москве «цветной революции» довели СССР до гибели) и до рубежа XX и XXI вв. В те десять лет Вашингтон имел абсолютную монополию как в мировой политике, так и во внутрироссийских делах. Этот этап продолжался до тех пор, пока в России и Китае не произошли важные изменения.

Третий этап – с 2001–2003 гг. и до настоящего времени. Начало этапа ознаменовалось приходом к власти в России Владимира Путина, а также выходом КНР на первое место по темпам развития экономики (ежегодный рост ВНП на 7–10 процентов). В указанный период к власти в КНР и к руководству КПК приходят более идеологически мотивированные группы, лидером и олицетворением которых в настоящее время является Си Цзиньпин. А в США следствием затяжного экономического и политического кризиса становится приход к власти Дональда Трампа.

Такова логика развития треугольника сверхдержав в последние десятилетия. Следует также перечислить и другие факторы, оказавшие влияние на ситуацию внутри этой геометрической фигуры в более широкой исторической ретроспективе.

Фактор первый. Стратегия Коминтерна и Иосифа Сталина в 1920–1930-х гг. в отношении Китая как противовеса милитаристской Японии, когда Москва поддерживала Гоминьдан как основную силу и единственное законное правительство Китая, в то время как коммунисты рассматривались ей как дополнительный союзник и своего рода рычаг влияния на Чан Кайши. Временный союз ненавидевших друг друга коммунистов и гоминьдановцев против Японии был очень выгоден Москве.

Фактор второй. Победа во Второй мировой войне и атомная бомбардировка Соединенными Штатами Японии подтолкнули Сталина, до того склонявшегося к политике одновременной поддержки «двух Китаев» – гоминьдановского и коммунистического, – к тому, чтобы развернуть в 1946-1947 гг. всестороннюю военную и экономическую поддержку китайских коммунистов. Решающими шагами в этом направлении стали передача с санкции Москвы Квантунской армией своих вооружений и некоторых территорий Маньчжурии Мао Цзэдуну. Это помогло коммунистам победить в гражданской войне и прий­ти к власти в 1949 г. Подписанный в 1950 г. советско-китайский «Договор о дружбе, союзе и взаимной помощи» стал дипломатической победой СССР над США, поскольку означал возникновение военного блока, равновесного Североатлантическому альянсу. В результате идеология в треугольники стала определять геополитику.

Фактор третий. Смерть Сталина в 1953 г. и начатая на XX съезде КПСС в 1956 г. его дискредитация (борьба с «культом личности»). Этот внутриполитический поворот в СССР нанес мощный удар по китайско-советским отношениям, поскольку Мао усмотрел в нем смертельную угрозу для собственной власти. На этом фоне американские аналитики стали корректировать политику США в отношении КНР в пользу Пекина. И чем сильнее нарастали противоречия между КНР и СССР, тем основательнее в них вклинивались американцы. Инициированная Мао в 1969 г. провокация на китайско-советской границе радикально развернула американское общественное мнение в сторону Китая, что создало благоприятные условия для проведения Киссинджером курса на сближение Вашингтона с Пекином.

Фактор четвертый. Приход к власти в Китае Дэн Сяопина, а в Советском Союзе – Михаила Горбачева. Первый начал экономические реформы (построение «социализма с китайской спецификой») и одновременно стал осуществлять более жесткий политический и идеологический контроль, а второй предпочел экономическим преобразованиям политическую либерализацию. В результате – расчленение Советского Союза и фантастический «мирный подъем» Китая.

Фактор пятый. Государственный переворот 2014 г. на Украине планировался и финансировался Вашингтоном и Брюсселем. Это привело к восстаниям в Крыму и в Донбассе, поддержанным Москвой. Эти события привели к беспрецедентному по своим масштабам новому витку холодной войны против Российской Федерации, подтолкнув тем самым Москву к выстраиванию более тесных отношений с Китаем и к улучшению отношений с Индией. Последняя теперь рассматривается как очень важный мировой игрок, нарушающий организованную Вашингтоном международную изоляцию Москвы, а также как противовес растущему влиянию Китая в Азиатско-Тихоокеанском регионе и в акватории Индийского океана. Таким образом, Индия стала геополитическим козырем России. Новая трехполюсная стратегия, предложенная еще в середине 1990-х гг. Евгением Примаковым, начала обретать реальные очертания.

Что же теперь происходит в треугольнике – а точнее, в четырехугольнике, если включать в эту фигуру и Индию?

Во-первых, слабеющие Соединенные Штаты по-прежнему сохраняют ведущие позиции. Это обусловлено их военно-стратегическим превосходством, контролем над выпуском мировой валюты, продолжающимся интенсивным развитием науки и техники, культурной экспансией по всему миру и, наконец, подрывной деятельностью в остальных трех странах четырехугольника. Вашингтону скорее всего удастся в ближайшие 5–7 лет сохранить свое лидерство.

Во-вторых, Россия, несмотря на все свои очевидные недостатки, продолжит курс на построение нового многополярного мирового порядка (ШОС, БРИКС, Евразийский экономический союз). И здесь Китай станет для нее самым важным партнером.

В-третьих, КНР превратится в самую мощную экономику мира с самыми высокими темпами роста ВНП. Ее военный потенциал приблизится к американскому и российскому, тем самым возникнут реальные условия для складывания в XXI в. многополярного мира. Недавний XIX съезд КПК одобрил долгосрочную программу Си Цзиньпина – «китайскую мечту», – намечающую план развития страны до середины XXI в. Си Цзиньпин прямо говорит о «новой роли Китая в глобальном управлении» и продвигает стратегию «одного пояса и одного пути».

В-четвертых, Индия с ее «экономическим чудом» будет играть равную роль в четырехугольнике и следовать своей традиционной «политике теплой улыбки» в отношении России, «политике вооруженного нейтралитета» в отношении Китая и вежливой «дистанционной политике» с Америкой.

Однако приведенным прогнозам не будет суждено осуществиться, если США не пожелают признать себя равными остальным трем углам четырехугольника, чего лично я и ожидаю. При таком раскладе в краткосрочной и среднесрочной перспективах американо-китайское соперничество будет нарастать как в глобальном, так и в региональном масштабах. Глобальные аспекты этого противостояния будут касаться конкуренции курсов доллара и юаня и гонки за военно-техническое превосходство, а региональные аспекты сведутся к выстраиванию американской линии сдерживания вдоль границ КНР и противоположной тенденции – проникновению Китая в традиционные зоны американского влияния. Но центральным пунктом в американо-китайском противостоянии, вне всякого сомнения, станет идеологическая подрывная работа США внутри китайских элит по опыту борьбы с СССР. И конечно, непримиримое американо-китайское противостояние приведет к укреплению двух других углов четырехугольника – Индии и России.

Источник: dynamic-of-civilizations.ru

Поделиться:

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Focus cover 4

Содержание журнала Focus.doc №4:

КОЛОНКА ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА

С.Н. Белкин
Революция 1917 года как цивилизационный выбор России


ИДЕОЛОГИЯ

В.Э. Багдасарян
Похороны социализма были преждевременными

Социалистический эксперимент в истории: теория и замысел

В.И. Немыченков
Культура и большие смыслы


ПОЛИТИКА

А.А. Нагорный
Треугольник Россия–США–Китай и индийский фактор


СМЫСЛОСТРОИТЕЛЬСТВО

М.П. Остроменский
Изгнание «духа горя»

В.С. Левицкий
Когда мы свободны, или Можно ли отличить культурную энтелехию от движения в «релятивистской струе»

Памяти Гейдара Джахидовича Джемаля
Из работ последних лет

С.Н. Белкин
Не уклони сердце мое


ЦИВИЛИЗАЦИОННАЯ ДИНАМИКА

Экспертная сессия клуба «Цивилизационная динамика» «Русский менеджмент»
18 октября 2017 года
С.Н. Белкин
В.Э. Багдасарян
Ю.М. Осипов
М.Л. Хазин
В.Е. Лепский


НОВОСТИ КУЛЬТУРЫ

Революция 1917 года глазами современников

 

Редколлегия:

Главный редактор:
Сергей Белкин
Первый заместитель главного редактора:
Дмитрий Андреев
Заместитель главного редактора:
Вадим Прозоров
Арт-директор:
Олег Фирсов
Ответственный секретарь:
Елена Колесникова

info@dynamic-of-civilizations.ru

Focus cover 3

Содержание журнала Focus №3:

КОЛОНКА ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА

С.Н. Белкин
Мировоззрение как влиятельный фантом


ЭКОНОМИКА

М.Д. Абрамов, В.М. Симчера
О нерешаемых проблемах и резервах экономики России


ПОЛИТИКА

Александр Филиппов:
«Выборы – это как бы рождение новой власти, даже если персонально власть остается старой»

Д.А. Андреев
Респонсибилизация элиты


НОВОСТИ КУЛЬТУРЫ

Сотворитель сказочной Руси

Урбанистические натюрморты Аристарха Лентулова


ЦИВИЛИЗАЦИОННАЯ ДИНАМИКА

Дмитрий де Кошко:
«Мы живем в реалиях тотальной и непрекращающейся информационной войны атлантистов против России»

С.В. Лурье
Предстоит ли нам битва за ценности?

В.М. Немчинов
Коммуникация и информация – антропологическая диалектика начала XXI века


ПОЛИТИЧЕСКОЕ ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ

А. Бродский
Вторжение шахматной доски


НЕБОПОЛИТИКА

А.П. Девятов
Цивилизационная динамика с точки зрения небополитики

 

Редколлегия:

Главный редактор:
Сергей Белкин
Первый заместитель главного редактора:
Дмитрий Андреев
Заместитель главного редактора:
Вадим Прозоров
Арт-директор:
Олег Фирсов

info@dynamic-of-civilizations.ru