Войти Регистрация

Вход на сайт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Регистрация

Поля со звёздочкой (*) обязательно должны быть заполнены.
Имя *
Логин *
Пароль *
Подтверждение пароля *
Email *
Подтверждение email *
Защита от ботов *
Reload Captcha

Рейтинг:  4 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда не активна
 

«С точки зрения Украины…»

Сергей Белкин – главный редактор журнала Focus и портала «Цивилизационная динамика»

ukraine es 2

Какая политика в отношении временно неконтролируемых территорий соответствует краткосрочным и долгосрочным интересам Украины?

Специально для портала «Цивилизационная динамика»

Источник: dynamic-of-civilizations.ru

Размышляя над вопросом: «Какая политика в отношении временно неконтролируемых территорий соответствует краткосрочным и долгосрочным интересам Украины?», я написал этот заголовок, чтобы самого себя попытаться правильно настроить. Я – русский литератор. Русский и в этническом, и в культурном и в политическом (гражданин России) смысле. Мнения и точки зрения подобных мне  людей высказывались и высказываются повсеместно и  ежедневно. Их легко объединить и классифицировать по «подвидам». Объединяет их общая озабоченность судьбой русских на Украине в целом и в Донецко-Луганском регионе в частности. Отличия в позициях отражают тот глубинный раскол на «красных и белых», который не исчерпал себя до сих пор, но и те и другие – «за русских» и «против бандеровцев». В их лексиконе имеется также слово «Новороссия». Мне прорусская позиция близка, но формулировать ее еще раз нет смысла, потому что – повторю – она в той или иной вариации звучит отовсюду и хорошо известна.

Есть в России и люди, поддерживающие и пропагандирующие другую, условно «проукраинскую» (на самом деле – прозападную) позицию. Их этнический состав пёстр, а вот политические взгляды, ценности, этическая система – у них почти монохромны. Упрощенно, – с точки зрения академической лексики, – но зато эмоционально ярко их в народе называют либерастами. Их позиция мне не близка. Обозначив эту систему координат и своё личное положение в ней, вернусь к попытке посмотреть на ситуацию «с позиции Украины». Но смотреть-то я буду, ясное дело, всё равно своими глазами и со своей душой, так что никаких претензий на (несуществующую) объективность у меня нет.

Всё население СССР четверть века тому назад погрузилось в пучину без дна и берегов, в утрату прошлого, неясность будущего и предельную примитивизацию настоящего, сведенного к первичным потребностям и инстинктам. Населению Украинской ССР достался, с одной стороны, один из наиболее самодостаточных фрагментов распада, с другой – один из самых сложных клубков проблем, связанных с поиском собственного прошлого и будущего. Сложный – не значит неразрешимый. Оглядываясь назад, легко указать на политические ошибки, на внедрение в общественное сознание разрушительных ценностей. И что толку от этого взгляда назад, если больной то ли уже умер, то ли еще только при смерти? Ясно, что и образ жизни больного, и назначенное лечение были неправильными, но время вспять не повернуть…

Однако на мой взгляд «больной» (Украина) не умер и не при смерти. Его (её) не только можно спасти, но и обеспечить долгую и добрую жизнь. Только надо отбросить догмы и заблуждения прошлого (и не только «догмы» и «заблуждения», но пересмотреть и по-настоящему светлые и чистые идеалы) и принять реальность во всей ее трагической полноте. Надо заново выстроить иерархию ценностей: население Украины, народ Украины, украинцы, русские, государство, территория, государственность… Я бы считал, что население и народ Украины ценность более высокая, нежели государство и государственность: сберечь народ важнее, чем сохранить государство – если иметь в виду не философско-политическую трескотню, а экзистенциальный выбор конкретных живых людей между жизнью и гибелью.  И вторая перенормировка ценностей неизбежна – что важнее: государственность как таковая или ее границы, территория?

Эти две перенормировки – срочные, реанимационные мероприятия. После реанимации наступает период восстановления здоровья и обретение навыка жить с уже не вполне здоровым организмом, быть может, даже с отрезанной ногой. И здесь тоже придется чем-то поступаться: то ли перестать прыгать с парашютом и нырять с аквалангом, то ли бросить курить и обжираться… К такой перенормировке «образа жизни» в отношении Украины относится пересмотр иерархии «украинцы-русские», ее выравнивание и, быть может, формирование (неприятной мне, но существующей как политический инструмент) концепции «политической нации», претендующей на надэтнический статус. Одновременно с этим и неразрывно с этим связанное – подлежит пересмотру языковая политика, которую следует направить на реальное двуязычие и решительное выведение «проблемы языка» из политической сферы в область культуры – и только! Эту бактерию надо уничтожать антибиотиками, иначе она быстро снова захватит весь организм. Да, это – жертвенность, да – это определенная уступка реальности, отличающейся от образа идеального. Но по-другому просто не выжить, не сохранить ни государственность, ни территорию, ни народ. Наконец, необходима перенормировка международной позиции, которая должна быть направлена только на принесение добра – материального и духовного – народу Украины, она должна быть лишена потакания инстинктам мстительности и агрессивности, она должна содержать в себе сдержанность по отношению ко всем соседям – даже при неприятии их взглядов, целей и всего прочего.

***

Все сказанное – подводка к ответу на заданный вопрос: «Должна ли Украина пытаться вернуть временно неконтролируемые территории, или ей следует идти на замораживание отношений?» На мой взгляд в вопросе есть ошибка: не следует говорить о «возврате территорий» – они формально не утрачены. Говорить можно о нормализации контроля, управляемости. Но и эта возможность, на мой взгляд, упущена. Во всяком случае, полный возврат управляемости возможен, видимо, только через неприемлемые человеческие жертвы. И если на первое место поставить жизни людей, то надо говорить о поиске взаимодействия, поиске новой формы и нового базиса отношений. При этом было бы несвоевременным забеганием вперед навязывание какой-либо формы (федерация, конфедерация, признание независимости), поскольку до обсуждения формы надо пройти еще долгий и сложный политический путь. Поэтому единственный вариант позитивного (хотя бы в перспективе) развития событий – признание «статуса кво» без политических оценок и требований, прекращение силовых действий, максимальное удаление от переговорного процесса всех, кроме двух сторон конфликта. Надо не искать ни помощи, ни гарантий у третьих стран, надо искать возможность формирования совместных институтов (включая миротворческие), способных перевести конфликт из острой фазы в хроническую. А дальше этого планировать не стоит. Мечтать – обязательно, а планировать и провозглашать – не надо.

…Вот вроде бы и ответил на вопрос, ответил искренне, а удовлетворения нет. Потому что понимаю: можно высказывать множество рекомендаций, и даже нужно это делать, но изменит ли это хоть что-то? Даже если эти рекомендации сами по себе хороши – кто их будет воплощать в жизнь? Возможно ли это в принципе? И на этот вопрос у меня нет ответа. А если я его выдумаю, он будет глупым: потому что надо знать и чувствовать «политические внутренности Украины» гораздо глубже и точнее, чем это мне доступно. Что такое сегодня Украина в политическом смысле, с точки зрения постановки стратегических целей, управления государством, его политической жизнью? Я этого не знаю: уж слишком противоречивы внешние проявления политического метаболизма Украины. Но, несмотря ни на что, кто-то должен формировать смыслы и готовить почву для выработки благотворной политической стратегии. Этим, надеюсь, мои рассуждения оправданы.

06.03.17

Комментарии   

+1 #1 Сергей 25.03.2017 11:17
«Украинцы" родились и оформились как «украинцы» уже в РИ. В 17 веке присоединялось войско, в основном русские, числом в несколько сот человек, в 20-м отсоединилось в СТО (!) раз больше - 52 млн. При этом никаких идей "украинство" не имеет. Весь "украинский" проект это наведённая на искусственно отрезанное большевиками население внешняя русофобия. При этом экономику там ставили не украинцы, а русские, они её и возобновят, и нет смысла об этом говорить вообще. Главное, что произошло - деструкция базисных представлений "украинцев" - «бывших» русских - о себе самих. При этом особенность «русско-украинской» ментальности в том, что её оздоровление ВОЗМОЖНО, но лишь в жесткой форме оккупации, с истреблением переформатированных извне "украинцев", как враждебных самому существованию тамошнего населения. Но поскольку этого не происходит, будет естественная депопуляция «украинцев», т. е. они сами себя изведут. Когда? Не скоро.
Цитировать

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить