Войти Регистрация

Вход на сайт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Регистрация

Поля со звёздочкой (*) обязательно должны быть заполнены.
Имя *
Логин *
Пароль *
Подтверждение пароля *
Email *
Подтверждение email *
Защита от ботов *
Reload Captcha

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Обама, Хазин, я и судьбы человечества

Сергей Белкин – главный редактор журнала Focus и портала «Цивилизационная динамика»

shahmaty russia usa 480

Отклик на статью Михаила Хазина «Кто с какой стороны истории?»

Важнейший из вопросов задан в первых абзацах: можно ли вообще определить «правильное» движение истории? И тут же подчеркнуто: «очень многое зависит от критерия». Не откладывая надолго Хазин этот критерий предлагает: «ключевым фактором, описывающим цивилизованность общества, является отношение конкретного индивидуума к человечеству в целом».

Стоп! Тут надо еще потоптаться, а Хазин не останавливаясь идет дальше, лишь отметив собственный субъективизм. Субъективизм-то тут как раз достоинство, а не недостаток. Хорош или плох субъективизм, зависит не от степени субъективности, а от того – кто субъект? Пуст он или наполнен и чего он хочет, ради чего говорит и пишет. Верифицирую в этой связи один субъективизм другим: Хазин «не пуст» и цели его благородны. Dixi.

Итак: цивилизованный – не цивилизованный. У этих слов и понятий – богатейший бэкграунд, они «понятны каждому». Это уже давным-давно – бытовая лексика и масскультура, закрепленная в тысячах образов и букетах эмоций. Хазин это знает, чувствует и дает свое определение – что такое цивилизованность общества. Но я не спешу обсуждать это. Я еще раз говорю: стоп! Потому что им произведена замена (не подмена – это слишком резко): вопрос о движении истории и оценке этого движения как правильного или неправильного заменен оценкой движения к цивилизованности и размышлениями о том – что сие означает.

А История знает, что вы тут занимаетесь? Или ну ее «в пим», как говорят сибиряки? Я, однако, хочу еще побыть с Историей, уважительно пиша ее с заглавной буквы. Потому что она в рассуждениях (Обамы) – субъектна. Она существует, куда-то движется и у нее есть как минимум две стороны: правильная и неправильная. А коли это сказано, стало быть, автор высказывания что-то знает о целях Истории. Или нет? Или не задумывался о таких «мелочах»? Похоже, что нет, и Хазин сходу попросил Обаму покинуть наше собрание как существо, лишенное возможности претендовать на независимую и глубокую аналитику. С этим я соглашусь, и буду размышлять вне связи с Обамой. Мне достаточно связи с Хазиным.

Итак, заявлено: История субъектна. У нее имеется цель, существуют пути движения к этой цели, причем пути (или один-единственный путь?) есть «правильные», есть и неправильные. Имеются и критерии, позволяющие один от другого отделить. Хазин вот хочет в качестве этих критериев привлечь понятие «цивилизованности», а я третий раз говорю: «Тпру!». Я не уверен, что История – субъектна, что у нее есть «собственная» цель и карта с маршртами, позволяющая двигаться к этой цели. Мне на подмогу прибегут люди верующие и напомнят, что есть Создатель и у него имеются цели, кои нам неведомы, а пути – неисповедимы. Я их вежливо поблагодарю и скажу: не хотите в наши игры играть – не играйте. Но и нам размышлять не мешайте. Мы свободные, ничем не обремененные празднословные художники. Кому интересно – слушайте, присоединяйтесь. Кому нет – вольному воля. Да и тревожных всё сокрушающих ересей в наших рассуждениях нет, если не исходить из крайне упрощенной догматики.

Резюмируя мое первое замечание, скажу так. Все последующие рассуждения исходят из модели, в которой у движения истории (здесь с маленькой буквы и без акцентирования проблемы – сама она движется, Бог ею управляет или же классовая борьба) есть пути и цели – правильные и неправильные. И спор перейдет к выяснению – что надеть: палевое или лиловое? Приму участие в этом увлекательном разговоре, но отмечу, что у истории может не быть никаких целей. Несомненно иное: цели есть у людей, причем с весьма коротким горизонтом планирования. И не надо думать, что лебедь, рак и щука не способны повозку двигать: еще как потащат! Неведомо каждому из них – куда, это верно. Но с места сдвинут.

Вернемся к тексту. Итак, и Хазин и Обама согласны в том, что имеется выбор: можно надеть палевое, а можно – лиловое. Думается, оба едины в том, что «цивилизованность» – это хорошо, а ее отсутствие – плохо. Критерий цивилизованности «по Хазину»: «общество прививает каждому своему члену понимание того, что все люди имеют право на развитие и дает ему возможность этого развития достигать». В скобках: Обама точно под этим подпишется, зуб даю! Потому что в этих словах Хазина простаки-напростаки описана Америка в понимании её Обамой. Во всяком случае – в ее идеале. А реальность она потому и реальность, что в ней есть несовершенства, от идеала ее отделяющие. Несовершенства эти есть и у них и у нас, о чем ясно говорит Михаил Хазин. А дальше у Хазина идет исторический экскурс, в котором рассказывается о подобных несовершенствах в разные времена и в разных странах. Читать интересно, но если оставаться в рамках более требовательного уровня культуры мышления, следует указать на существенные промахи. В первых, тот идеал, отклонения от которого и есть дистанция, определяющая меру нецивилизованности, автором не описан. Никак вообще. На этот промах накладывается второй: с этим никак не описанным идеалом автор забредает то в одну эпоху, то в другую, то к одним народам, то к другим, нимало не (ну, ладно: недостаточно) заботясь о  выяснении их собственных идеалов в рассматриваемые моменты собственной истории.

Но помимо этого есть такой жуткий подводный камень, оставшийся неучтенным в разговорах о «праве на развитие», как вопрос: что есть развитие? Упомянутым спартанцам нужны воины – сильные и ловкие. Развитие общества спартанцев в этой связи, это развитие армии. Поэтому прополка народонаселения на предмет увечности и калечности, дело вполне рациональное, отвечающее тем критериям развития. А элиминирование евреев из германского общества в 30- годы прошлого века – процедура, способствующая гармоничному и здоровому развитию арийского народа. А избавление от недобитков советской эпохи, зараженных коллективизмом и химерой коммунизма и атеизма – мейнстрим социальной технологии перестройки и продолжающихся в России реформ…

Отметив эту группу неточностей, углубимся в текст дальше. И погромче воскликнем, чтобы не создалось ложного ощущения: текст и мысли Хазина – замечательны! Выявление неточностей и несовершенств – удел критиков. Незавидный удел, но этим они и кормятся, для этого их и зовут.

«Цивилизованность», как пишет Хазин, век за веком, эпоха за эпохой, хоть и через пень-колоду, хоть и с попятными движениями, но – росла. Два важных фактора в этом процессе выделяет автор: «Библейские ценности» и «ссудный процент», ростовщичество. Первый фактор он оценивает как позитивный, второй – как негативный. Содружество этих факторов привело к симбиозу в форме протестантской (и ей подобным) этике, закрепившееся в создании системы права, вознесенной выше прежних представлений о справедливости.

Описывая развитие капитализма, Хазин настойчиво отказывает ему в обладании важнейшей цивилизационной ценностью: признании за каждым права на развитие. Это нуждается в уточнении, поскольку именно капитализм и возвел право каждого на развитие в едва ли не высший принцип существования. Другой вопрос: провозгласив и закрепив это право, утвердив базовую систему ценностей, капитализм  ввел и свои «правила отбора», то есть этическую систему, согласно которой социальное неравенство закреплялось как естественная норма. Право-то на развитие имеется у всех, а вот возможности это право реализовать – не у всех. И это неустранимое свойство всякого человеческого сообщества – так говорят и думают те либералы, коих Хазин прищучивает при каждом удобном случае. И не мне за них заступаться: поделом им! Хазин безжалостно описывает последствия подмены чувства человеческого сочувствия нормами «закона» на примере взаимоотношений англо-саксов с индейцами.  И дело не в несуществующем антиамериканизме Хазина. Хотя, конечно, если бы наезды Хазина оставляли на теле Америки хоть какой-нибудь след, у нас и предмета для разговора давно бы не было: Америка под напором диагнозов Михаила Леонидовича давно бы в пыль превратилась. На деле же тяжело, смертельно больная Америка продолжат переть в свою жуткую будущность не особо чихая и не здоровкаясь со встречными. И нас это устраивает, ибо дает нам объект для наблюдений и размышлений.

В контексте обсуждаемой статьи Хазина и поднятых им ключевых вопросов, судьба Америки либо представляет интерес как некий образец идеального, «правильной стороны истории», либо представляет интерес как пример неудачной судьбы, траектории деградации. До ХХ века судить об этом было затруднительно. Благодаря появлению в человеческой истории «Красного проекта» появилась возможность сравнения, приоткрылась «другая сторона истории». Хазин пишет, что «Красный проект» явил собой попытку «вернуть человечество на “столбовую дорогу” цивилизационного развития, вернув на место запрет на ссудный процент». В то время как проект капиталистический был и остается отклонением от «правильного» пути. Обаме, в общем, указано – где его место в мировой истории без употребления слова «параша».

С эмоциональной стороной оценки Хазина я соглашусь: пиндосы и наша пятая колонна обнаглели и губят всё здоровое. А «Красный», вернее – Советский – проект, по моему мнению есть вершина человеческого развития, высота, оставленная отступившими отрядами. А вот с глубинной сутью, из которой все это по идее проистекает, соглашаться не поспешу. Потому что не знаю: какова оптимальная динамика бесконечных превращений и взаимовлияний разных социумов, стран, народов, цивилизаций… Не знаю – как «должен» (кавычки!) выглядеть фазовый портрет человечества, непрестанно взыскующего ускользающих целей и еще быстрее ускользающих путей к ним ведущих.

Но до чего же приятно обо всем об этом потрепаться! Особенно приятно это делать с Михаилом Хазиным, потому что он «все понимает».

05.06.17

Источник: belkin-sergey.livejournal.com

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить