Войти Регистрация

Вход на сайт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Регистрация

Поля со звёздочкой (*) обязательно должны быть заполнены.
Имя *
Логин *
Пароль *
Подтверждение пароля *
Email *
Подтверждение email *
Защита от ботов *
Reload Captcha
Focus cover 3

Информационно-аналитический и общественно-политический журнал

Focus

№3 | август 2017


pdf-версия журнала скачать

Войти | Зарегистрироваться

Вступительное слово главного редактора
Мировоззрение как влиятельный фантом arrow white

Журнал Focus №3 | август 2017 года

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

О нерешаемых проблемах и резервах экономики России

Михаил Абрамов – кандидат технических наук, вице-президент ЭАЦ «Модернизация»
Василий Симчера – доктор экономических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ

4 Corruption

Кризисное состояние российской экономики вызвано в том числе отсутствием надежной статистики и информации о процессах, протекающих в ней. Без воссоздания объективной картины происходящих в экономике процессов невозможно остановить нарастание кризисных тенденций

AbramovМихаил Абрамов

P2242026Василий Симчера

Оценка ситуации

Профессор Сибирского института управления РАНХиГС Григорий Ханин в работе «Руководство страны опирается на ошибочные данные об экономике» показал катастрофическую картину со статистическими оценками важнейших показателей экономики России. К сожалению, при более полном и подробном анализе можно увидеть, что ситуация в стране еще хуже, чем представляет ее автор статьи. Ложная информация искажает истинное положение дел. Отсутствие достоверной информации, подмена ее обещаниями и мифами усыпляют людей, отвлекают их от решения насущных проблем, не позволяют им принимать верные управленческие решения.

Результат – ВВП не растет, население нищает, перспектив не видно.

Для получения полномасштабных данных приходится корректировать сотни и тысячи ныне недостоверно наблюдаемых или откровенно фальсифицируемых показателей. Во многих случаях из-за полной непрозрачности требуется всеобщая инвентаризация (не путать с опросами общественного мнения), которой, не считая архаичной переписи населения и куцей сельскохозяйственной пе­реписи, не было в России вот уже целых 60 лет. Сегодня невозможно понять, как доподлинно обстоят дела в целом. А без видения целого судить о частном сложно, ошибочно и опасно. В условиях войны отсутствие достоверной информации ведет к неоправданным потерям и даже к поражению. В мирное время масштаб потерь может быть еще больше. Нынешняя российская практика принятия решений это подтверждает. За 25 лет реформ в России уничтожено больше заводов и фабрик и в разы потеряно больше людских сил, материальных и финансовых средств, чем за годы войны.

Опора в подобной работе на натуральные показатели – такие, как объективные оценки, – большое подспорье, но всего лишь подспорье. Мало помогают повышению достоверности и надежности данных и ныне широко распространяемые экспертные оценки, отражающие мнения (но всего лишь мнения), а не факты, что, как известно, совсем не одно и то же. Подавляющее большинство необходимых объективных оценок таким путем в принципе не может быть получено. Образующийся вакуум заполняется вымыслами и препарированными, по преимуществу фальсифицированными оценками. В целом объективно, полномасштабно и адекватно решает дело глобальная зеркальная статистика, основу основ которой, как в бухгалтерском учете, составляет двойная запись одной и той же операции или сделки двух взаимодействующих предприятий или стран, в принципе исключающая возможность подмены или подтасовки данных в одностороннем порядке, – то, что кто-то за какие-то деньги продал, обязательно кто-то за те же деньги купил. Такая статистика соединяющихся сосудов – гарант обеспечения достоверности наблюдаемых данных, основанный на возможности их взаимной проверки. К сожалению, зеркальная статистика как полноценный источник инструментального контроля достоверности данных у нас до сих пор не получила должного признания и применения. И поэтому неудивительно, что многие более достоверные и полные данные о себе, собственных проблемах и бедах мы до сих пор получаем извне.

Приукрашивания и фальсификации действительности не спасают от ухудшения экономической ситуации в России, а напротив – усугубляют и отягчают ее. На строгом юридическом языке такие действия квалифицируются как правонарушения и требуют строгой не только статистической, но и правовой оценки. Для многих граждан ситуация становится катастрофической. Выкарабкаться из поглощающей нас трясины застоя затягиванием поясов и точечными косметическими улучшениями невозможно без полномасштабной и принципиальной оценки существующего положения, без принятия и реализации кардинальных решений, предполагающих смену курса, кадров и приоритетов.

Имитационные методы борьбы с коррупцией, бесхозяйственностью, убыточностью и другими творимыми в стране безобразиями истощают ее ресурсы. Олимпийские и другие затратные стройки обескровливают экономику. Систематические злоупотребления с государственными закупками, адресными инвестициями, налоговыми и таможенными платежами, авансовыми трансфертами – только по учтенным данным Счетной палаты РФ – истощают треть всех доходов госбюджета. Круговая порука в назначении и переназначении кадров из ангажированных и приближенных лиц без должного образования и элементарной профессиональной подготовки под благовидным предлогом кадровой ротации делают практически всю экономику феодальной и по сути неуправляемой. Лживые СМИ и продажные шоумены развращают страну и оболванивают народ. Тщетная и выматывающая погоня за международным престижем в ущерб решению элементарных задач национального развития ускоряют разрушение государства. За ценой не стоят, с рисками не считаются, отчетность притворная, контроля нет, научные расчеты игнорируют. Независимые оценщики и аудиторские заключения фиксируют наличие огромных разрывов между занижаемой начальной и завышенной конечной ценами практически всех реализуемых в стране программ и проектов. Цену этого пира во время чумы, который блокирует всё – и не только экономическое, но и нравственное – развитие страны, доподлинно никто не определяет, ее тоже еще только предстоит узнать.

Не получили надлежащих оценок неудачи, провалы и потери российской экономики. Не обозначены в этих неудачах роли мнимо радикальных институциональных преобразований и их отцов-неудачников, в том числе криминальных авторитетов с былыми государственными должностями и наградами, не определена цена причиненного ими ущерба, не предъявлены счета-требования и соответствующие иски по его возмещению. Сколько одних только денег, не считая грез и нервов, заплатил наш народ за демократию и гласность, а теперь платит за вождизм и патриотизм, которые так и не состоялись.

Нужны разумные и объективные оценки, на основе которых следует регламентировать отношения и приоритеты в обществе. И прежде всего адекватные оценки издержек и стоимости доминирования приоритетов социального развития над экономическим, диктатуры над демократией, меньшинства над большинством, закона над справедливостью или справедливости над законом, богатого над бедным и зла над добром, которые ныне оцениваются на авось и грешат против истины. Как выбирать одно из двух, кто вправе делать выбор, кто и сколько выигрывает, кто и сколько проигрывает? Всё это объективной статистике в России еще только предстоит установить. В цивилизованных странах цена всему этому уже давно известна.

Мировая история предлагает разные варианты успешного развития. По пути доминирования командно-волевых методов и ограничения демократических институтов и ценностей в свое время успешно шли оккупированные Германия и Япония, коммунистический Китай, диктаторские режимы Южной Кореи, Сингапура, Малайзии, Чили и др. При этом по мере укрепления экономического роста успешно строились и развивались демократические институты.

Можно воспользоваться и российским опытом. Исходный уровень коррупции и демократии при Николае I и Александре II был примерно одинаковым, а результаты разные. Царствование Николая I завершилось позорным поражением в Крымской войне, вскрывшей все недостатки режима. Период царствования Александра II историки называют эпохой Великих реформ, в результате которых Россия встала в один ряд с наиболее развитыми державами.

И сегодня России нужны реформы. К сожалению, и правители, и оппозиция (формальная и неформальная) конкретных рекомендаций по изменению ситуации в экономике не предлагают. Одни советуют делать то, другие – это, но как сделать, чтобы то или это делать было выгодно и с пользой для всех, не знают ни те ни другие. В этом случае положительного результата не будет. Еще свежи в памяти события 1996 года, когда, потерпев поражение на экономическом фронте, некоторые сегодняшние оппозиционеры призывали на выборах «голосовать сердцем» и при подсчете голосов использовали те методы, против которых сегодня выступают.

Произвольно и многократно пересматриваются отчетные оценки объемов и темпов роста в пределах, граничащих с абсурдом недопустимых колебаний (от 2-3 до 7-8 и даже, как в Китае, до 14-15 процентов), определяются прогнозные оценки (в частности, оценки в период до 2030 года), не получают надлежащих объективных оценок причины, препятствующие предстоящему экономическому развитию, с еще с большей безответственностью и более недопустимыми погрешностями определяются источники, факторы и незадействованные резервы повышения эффективности использования имеющихся материальных, трудовых и финансовых ресурсов.

Между тем такие резервы есть. Например, сегодня в России 130 тысяч убыточных или неработающих заводов и фабрик, 42 млн гектаров пустующих земельных угодий, 12 млн безработных, 15 млн лиц без определенных занятий, 45 процентов неиспользуемых производственных мощностей. Консолидированный годовой бюджет потерь России составляет 1,5 трлн долларов и превышает весь годовой объем ВВП России. Эти резервы должны быть идентифицированы и в полном объеме задействованы на благо России.

3 uncultivated

Сегодня в России 130 тысяч убыточных или неработающих заводов и фабрик, 42 млн гектаров пустующих земельных угодий, 12 млн безработных, 15 млн лиц без определенных занятий, 45 процентов неиспользуемых производственных мощностей. Эти резервы должны быть идентифицированы и в полном объеме задействованы на благо России

Огромным резервом нашего развития является снижение коррупции, масштабу и причинам которой еще только предстоит дать объективную оценку. Коррупция существует во всех странах. И в России воровали всегда. Но такого уровня коррупции, как сегодня, в России не было за всю ее историю. Вот некоторые факты.

В 2016 году в международном рейтинге уровня коррупции Россия занимала 136-е место из 174 стран вместе с Нигерией, Камеруном, Киргизией. Одна радость – Украина по уровню коррупции в том же рейтинге на 142-м месте.

Теневая экономика составляет от 40 до 50 процентов ВВП.

Примерно половина экспорта и импорта идет мимо кассы, бюджет страны ежегодно недополучает 70–80 млрд долларов в виде таможенных сборов и пошлин, или треть своего общего объема. Например, по данным ООН, представленным Россией, в 2015 году Россия поставила в США нефтепродуктов на 3 млрд долларов, а по данным, представленным США, они получили их из России на сумму 9 млрд долларов. Соотношение данных по нефтепродуктам России и Германии: 10,9 млрд долларов и 27,1 млрд долларов. То есть США и Германия получили от нас в 2,6 раза, или на 22,2 млрд долларов, больше углеводородов, чем мы им поставили.

Более половины крупной российской собственности зарегистрировано в офшорах.

Ежегодные потери на госзакупках (пресловутая административная рента) превышают 1,2 трлн рублей в год, или 9 процентов всего госбюджета. Примерно во столько же обходятся России потери на отмывании денег, санации и ликвидации банков, завышении кредитных ставок и курсовых разниц, других попустительских схемах сомнительного обогащения. Например, как сообщил зампред Банка России Михаил Сухов на заседании комитета Госдумы по финансовому рынку, потери предприятий в 72 российских банках с отозванной лицензией составили порядка 400 млрд рублей. Всего за годы реформ были отозваны лицензии у 2,5 тысячи банков.

Консолидированный коррупционный бюджет России превышает 500 млрд долларов, или 40 процентов годового объема ВВП, и вместе с потерями выступает главным тормозом повышения темпов экономического роста, расширения емкости отечественного рынка, увеличения доходов и улучшения благосостояния населения.

Серьезного уточнения требуют оценки социального неравенства и бедности, объективные уровни и темпы роста которых еще только предстоит установить.

Имущественное неравенство в России является самым высоким в мире – за исключением малых стран Карибского бассейна.

Население нищает. По подсчетам экспертов ВШЭ, в 2016 году трудности с покупкой продуктов или одежды испытывал 41 процент россиян (при этом у 11 процентов жителей страны денег не хватает даже на продукты). По уровню минимального размера оплаты труда Россию обогнали беднейшие страны Европы: в России в 2016 году МРОТ – 120 евро в месяц (7,5 тысячи рублей), в Болгарии – 235 евро, в Румынии – 275 евро, в Латвии и Литве – 380 евро.

Продолжается деградация образования, здравоохранения, науки, культуры. Растет уровень преступности, алкоголизма и наркомании.

Умы и капиталы бегут из России. В 2014 году страну покинули более 320 тысяч россиян. При этом бегут не самые худшие. Только в США получили рабочие и студенческие визы, дающие право на временное пребывание на территории США, 245,6 тысячи россиян, что в два раза больше, чем десять лет назад. Вид на жительство в странах Европы был предоставлен примерно 75,3 тысячи россиян. В 2016 году Россию покинули 350 тысяч граждан. Чистый вывоз капитала частным сектором за семь лет – с 2008 по 2014 годы – составил 570 млрд долларов.

Растет экономическая зависимость России от иностранного капитала. Иностранцам принадлежит не менее 65 процентов крупной российской собственности.

Под вопросом продовольственная безопасность России. По данным Министерства сельского хозяйства, доля иностранного капитала в пищевой промышленности уже составляет 60 процентов и продолжает устойчиво расти. Как только на российском рынке появляется сильное отечественное производство или бренд, пользующийся популярностью у потребителя, они сразу скупаются иностранными корпорациями, которым принадлежит преимущественная доля в большинстве сегментов российского рынка продуктов питания и напитков:

  • почти 60 процентов рынка молока;
  • более 70 процентов рынка соковой продукции;
  • порядка 80 процентов рынка замороженных овощей и фруктов;
  • более 90 процентов рынка плодовоовощной консервации;
  • более 80 процентов рынка пивоварения.

Отечественные компании пока сохраняют лидерство на рынках мясопереработки и хлебобулочных изделий, однако в данных сегментах также прослеживается общий тренд – поглощение более мелких компаний крупными корпорациями, в том числе западными.

Даже предприятия-производители «исконно российских» товаров принадлежат иностранцам. Например, молочные продукты «Домик в деревне» и «Веселый молочник», вода «Ессентуки», соки «Фруктовый сад», «Любимый», «Тонус», «Я», «Добрый», квас «Кружка и бочка», печенье «Юбилейное», шоколад «Воздушный» со слоганом «Россия – щедрая душа», вафельный торт «Причуда», конфеты «Коркунов» принадлежат США, «Простоквашино» и «Растишка», а также автомобиль «Лада» – Франции, конфеты «Белочка» и «Мишка на севере» – Норвегии, мороженое «48 копеек» – Швейцарии, пиво «Балтика», «Невское», «Жигулевское» – Дании, пиво «Охота», «Три медведя» – Нидерландам, пиво «Клинское» – Бельгии и т. д.

Быстрыми темпами идет разрушение российской промышленности. Численность работников машиностроения за 20 лет сократилась в 3,7 раза. Итоги действий российской власти за последние 25 лет подвел Минпромторг: «Во многих стратегических отраслях промышленности доля импорта в потреблении превышает 80 процентов, что создает потенциальную угрозу как для национальной безопасности, так и конкурентоспособности российской экономики в целом. При этом наиболее перспективными с точки зрения импортозамещения являются станкостроение (доля импорта составляет более 90 процентов), тяжелое машиностроение (до 80 процентов), легкая промышленность (до 90 процентов), радиоэлектронная промышленность (до 90 процентов), фармацевтическая и медицинская промышленность (до 80 процентов)».

Рост доли импортной промышленной продукции на российском рынке начался в 1991 году и продолжается до сих пор, дойдя до 80–90 процентов. Соответственно, российская продукция составляет от 20 до 10 процентов. И эта доля сокращается с каждым годом, несмотря на призывы и указания президента.

В России производить невыгодно. Например, тракторный завод, принадлежащий объединению «Ростсельмаш», находящийся в Канаде и получивший в 2012 году прибыль в размере 16,4 млн долларов, в российских условиях имел бы убыток 21,7 млн долларов, то есть не мог бы работать. Налоги – главная статья, определяющая убыточность предприятия в России. Завод в Канаде в 2012 году заплатил в виде налогов 47,9 млн долларов, а в России такой же завод должен заплатить 74 млн долларов, то есть на 26,1 млн долларов больше. На заводе в Канаде работают 14 бухгалтеров, а в России для такого завода потребуется 65 бухгалтеров (на «Ростсельмаше» работают 200 бухгалтеров). К тому же в Канаде заводу дают кредиты под 2,3 процента, электроэнергия в два раза дешевле, чем в России, и т. д. Но налоги – главное.

Аналогичные результаты получены при сопоставлении налогового бремени на предприятия в России и США. В США нет НДС (у нас он – 18 процентов, существующий в США налог с продаж – в разных штатах от 5 до 11 процентов – производственников не касается), в США нет налога на имущество (у нас – 2,2 процента), приобретаемое оборудование стоимостью до 2 млн долларов в год в США списывается на себестоимость (у нас – сначала заплати 20 процентов налог на прибыль, а потом постепенно амортизируй), социальные взносы у них – 13,3 процента (у нас – 30 процентов), в США прогрессивный налог на прибыль предприятий от 15 до 38 процентов и прогрессивный подоходный налог до 39,6 процента – чем беднее предприятие или гражданин, тем меньше ставки налогов. Предприятию дают подняться, а лишь потом его разумно «стригут». Более половины граждан США освобождены от уплаты налогов. У нас вопреки Конституции РФ (пункт 2 статьи 7) 13 процентов берут даже с доходов ниже прожиточного минимума. В результате налоговая нагрузка на малое производственное предприятие в США в 3–5 раз ниже, чем на такое же предприятие в России.

Россия испытывает острый недостаток средств для экономики, обороны и социальных программ. Оценки же конкретных показателей недофинансирования противоречивы, отличаются особой непрозрачностью и требуют существенного уточнения.

У нас вопиющие диспропорции в развитии центра и регионов. Нашу экономику – и прежде всего региональную – разрушают некомпетентность и безответственность кадров на всех уровнях и во всех отраслях и, как следствие, низкое качество и неэффективное использование инструментов управления, в том числе налоговой, банковской, финансово-кредитной, таможенно-тарифной и судебной систем. Статистические оценки промышленной политики, ЖКХ, имущественных отношений, деофшоризации, конкуренции и демонополизации фрагментарны, непрозрачны, а большей частью вообще отсутствуют и на фоне мировой региональной статистики не выдерживают никакой критики.

Наконец, официальная статистика не отражает действительного положения дел и требует коренного пересмотра при оценке ключевых макроэкономических показателей современного развития, различия между которыми подчас достигают предельных значений и должны квалифицироваться как неприемлемые. Вот примеры:

  • национальное богатство России: официальная оценка – 4 трлн долларов, фактически (по данным НИИ статистики Госкомстата России) – 40 трлн долларов;
  • разрыв в доходах 10 процентов самых богатых и 10 процентов самых бедных: официально – 16 раз, фактически – 28–36 раз;
  • разрыв в уровне валового внутреннего продукта по регионам: официально – 14 раз, фактически – 42 раза; в социальном плане Россия давно перестала быть единой страной;
  • доля населения, принадлежащего к социально деклассированным группам, в процентах к общей численности населения: официально – 1,5 процента, фактически – 45 процентов; по данным НИИ статистики (Росстата), в стране 12 млн алкоголиков, более 4,5 млн наркоманов, свыше 1 млн беспризорных детей; почти половина деклассированных в богатейшей стране – свидетельство полного провала экономической и социальной политики власти;
  • удельный вес убыточных предприятий: официально – 8 процентов, фактически – 40 процентов;
  • степень износа основных фондов: официально – 48,8 процента, фактически – 75,4 процента;
  • доля иностранного капитала в экономике России: официально – 20 процентов, фактически – 75 процентов;
  • разница между ценами производителей и розничными ценами, в разах: официально – 1,5, фактически – 3,2;
  • численность людей, совершивших преступления (в 2009 году), в млн человек: официально – 3, фактически – 4,8.

Нами приведены данные по состоянию в основном на конец 2013 года. В последующие годы общее положение дел в стране, как известно, ухудшилось. Выверенные оценки позволяют не только глубже проникать в существующие в стране проблемы, но и более точно выявлять скрытые резервы роста и определять конкретные инструментальные и административные меры по их вовлечению в экономический оборот уже в ближайшие годы. По нашим ориентировочным расчетам, в случае обеспечительной реализации этих мер бюджет России уже в 2017–2019 годах может получить дополнительные доходы в сумме от 11 до 15 трлн рублей, в том числе за счет:

  • совершенствования механизма учета и возврата НДС (1,5–2 трлн рублей);
  • совершенствования подоходного налогообложения (2-3 трлн рублей);
  • наведения порядка на таможне (2-3 трлн рублей);
  • повышения эффективности изъятия природной ренты (1,5–2 трлн рублей);
  • деофшоризации экономики (4-5 трлн рублей).

Меры, предлагаемые для реализации в 2017–2019 годах

Производство в России неконкурентоспособно прежде всего из-за коррупции, высоких налогов, судебного и административного произвола. Ниже предложены меры, реализация которых позволит обеспечить рост экономики и ослабление влияния указанных факторов, что даст бюджету в виде дополнительных доходов не менее 10 трлн рублей ежегодно.

Совершенствование налогового администрирования

Мир предпочитает простые истины, он движется в направлении упрощения понятий, а Россия идет в противоположном направлении. Сложность процедур – одна из коренных проблем всех сторон нашей жизни. Очереди к чиновникам, хождение по инстанциям, получение различных справок, оформление большого числа документов для решения малого вопроса сопровождают нашу жизнь от самого рождения и являются одной из причин коррупции: проще дать взятку, чем оформить всё по закону. Процедуры же, связанные с исчислением и уплатой налогов и с налоговой отчетностью, выделяются особо. Ведь ценой ошибки оформления может стать разорение предприятия или уголовное преследование его руководителей и даже рядовых работников бухгалтерии.

«Книга покупок» и «Книга продаж» с троекратной записью каждой продажи, налоговый учет, который надо вести параллельно с бухгалтерским учетом, оформление возмещения НДС – вот неполный перечень «заморочек» бухгалтера. Отчет в налоговую инспекцию – несколько десятков страниц текста и расчетов. На каждой из этих страниц возможны ошибки с последствиями вплоть до уголовных – сегодня в тюрьмах сидят более 100 тысяч предпринимателей. Многие из них сидят из-за разногласий с налоговой инспекцией в оценке отчетных данных – и в первую очередь по НДС. Электронная отчетность проблем не решает.

Сегодня в России по разным данным работают от 3,7 млн до 5 млн бухгалтеров. Самостоятельными профессиями стали сдача отчета предприятия, его регистрация и закрытие, которые в наших условиях без бухгалтера тоже не обходятся.

Между тем налоговую отчетность можно существенно упростить и объем декларации (налогового отчета) можно сократить до 1-2 страниц, на которых легко поместятся реквизиты предприятия и налоговой инспекции, налоговые базы, ставки налогов, налоговые вычеты, суммы уплаченных и подлежащих уплате налогов. Если информацию о предприятии и налогах поместить на одной странице, сразу будет видно – кто есть кто: кто создает добавленную стоимость и дает людям работу, а кто занимается перепродажей и «обналичкой», кого надо проверять, а кого можно и не проверять. В сегодняшнем отчете ничего не видно. Возможно, для некоторых это и есть его достоинство.

Проект формы налогового отчета по всем налогам на одной странице нами разработан. Возражений по существу мы не слышали, но и тех, кому в нашем государстве это нужно, мы пока не нашли, хотя экономия от реализации нашего предложения в годовом исчислении может превысить десятки миллиардов рублей.

Совершенствование налога на добавленную стоимость (НДС)

Актуальнейшей проблемой нашей экономики остается недостоверная практика учета и отчетности по НДС. Существующая методика расчета и система администрирования НДС открывают недобросовестным налогоплательщикам большие возможности для уклонения от его уплаты и создают дополнительные проблемы для тех, кто хочет заплатить налоги – и спать спокойно. Именно с НДС связаны многочисленные конфликты между налоговиками и налогоплательщиками. Больше половины налоговых дел в арбитражных судах – иски, связанные с НДС. Злоупотребления с уплатой и возвратом НДС процветают и при экспорте-импорте, и при реализации продукции внутри страны.

Всего в 2015 году в бюджет поступил НДС в сумме 4100 млрд рублей, в том числе 2589,4 млрд рублей за продукцию, произведенную и реализованную в России, и 1510,6 млрд рублей за импорт.

О полноте уплаты НДС (резервах бюджета) можно судить, если сопоставить данные ФНС о собранном НДС и данные Росстата о добавленной стоимости. Если поделить сумму собранного НДС (2589,4 млрд рублей) на добавленную стоимость (72 817,5 млрд рублей), мы увидим, что эффективная ставка НДС в целом по России составляет 3,55 процента. С учетом того, что часть продукции облагается по ставке 18 процентов, а часть – по ставке 10 процентов, взвешенная эффективная ставка должна быть равна 16 процентам. Таким образом, фактическая собираемость НДС в России примерно равна 3,55/16=22,2 процента, а выпадающая его величина – 77,8 процента.

Кто-то скажет, что нельзя считать добавленную стоимость по данным Росстата. Но показатель 22,2 процента почти совпадает, например, с результатом расчета собираемости НДС по фактическим отчетным данным налоговой инспекции в Курской области в 2008 году. Там должны были собрать 19,2 млрд рублей, а собрали 4,24 млрд рублей, то есть реальная собираемость составила 22,1 процента.

Если ставку НДС снизить с 18 до 8 процентов и считать НДС, как мы предлагаем, прямым способом как произведение официальной добавленной стоимости предприятия (зарплата+прибыль+амортизация+налоги) и ставки налога, то предприниматели и рядовые покупатели скажут спасибо, а за продукцию, произведенную и реализованную в России, бюджет получит дополнительно около двух триллионов рублей. А если по примеру Китая отменить возмещение НДС при экспорте продукции добывающих отраслей и частично сократить льготы, дополнительные доходы бюджета будут еще больше.

Сегодня сложность сбора (администрирования) НДС настолько велика, что ФНС фактически смирилась с уклонениями и следит лишь за соблюдением статус-кво, то есть чтобы было собрано не меньше, чем в прошлый раз. Для этого в каждом регионе установлена «безопасная доля вычетов», которая в среднем по России составила 90 процентов – ее не должны превышать налогоплательщики. Например, в Москве по состоянию на 1 октября 2016 года безопасная доля вычетов по НДС – 89,7 процента.

С существующим порядком можно было бы смириться, но в связи с введением Федеральной налоговой службой системы «АСК НДС-2», позволяющей вести тотальный учет уплаты НДС по всем счетам-фактурам цепочки поставщиков, уклоняться от уплаты будет опасно. Первые результаты действия «АСК НДС-2» показали, что несмотря на падение ВВП, сбор НДС вырос на 200 млрд рублей. Одновременно в 2015 году Росстат зафиксировал сокращение малых предприятий на 70 тысяч. Естественно, не только из-за НДС, но и НДС сыграл здесь свою убийственную роль.

Прежде чем внедрять наши предложения для всех, мы считаем целесообразным проверить их эффективность в двух-трех регионах России. И эту работу следует поручить нам. От Минфина и ФНС потребуются минимальные финансирование и содействие.

Тема очень актуальна. НДС несет угрозу российскому производству.

По результатам проверки можно будет уточнить ставку НДС. Возможно, более эффективной для бюджета, бизнеса и населения будет ставка НДС, равная 6 процентам.

Совершенствование подоходного налогообложения

Существует и поддерживается миф, что введение плоской шкалы подоходного налога в 2001 году в размере 13 процентов позволило увеличить его собираемость и предприниматели вышли из тени. Этот миф полностью разоблачают независимые друг от друга исследования Всероссийского центра уровня жизни и Счетной палаты РФ, выполненные в 2002–2004 годах: рост поступлений объясняется исключительно увеличением базы – обложением военных, повышением окладов и т. д.

И сторонники, и противники российской плоской шкалы, как правило, руководствуются внутренним убеждением или классовым чутьем. При этом речь ведут о справедливости. Между тем расчеты показывают, что если бы в нашей стране была среднеевропейская прогрессивная шкала подоходного налога, то ВВП России был бы на 30–50 процентов выше, чем в реальности. Объяснение – очень простое. Если у большинства населения нет денег, то нет покупательского спроса и ВВП не растет. А богатые хранят свои средства за рубежом, тратят их там же на недвижимость и предметы роскоши (яхты, футбольные клубы и др.) или развивают там бизнес, что также не способствует российскому производству и росту ВВП.

Именно прогрессивная шкала позволяет перераспределять доходы наиболее оптимальным образом и за счет собранных налогов обеспечивать достойные зарплаты бюджетникам. Например, в США подоходный доход составляет почти половину бюджета, а у нас – около 10 процентов.

Все страны, добившиеся успехов в экономике, а также страны БРИКС (кроме России) применяют прогрессивную шкалу. Плоская шкала хороша там, где нет избыточного неравенства. Применяют ее и там, где власти отдают приоритет интересам богатого меньшинства перед интересами страны и имеют возможность морочить головы своим гражданам. Власти России, по-видимому, тоже догадываются, что прогрессивную шкалу подоходного налога надо вводить. Но примеряют этот налог к своим доходам и решают подождать, пока не клюнет жареный петух. Пока что этот петух только просыпается.

Недавно на сайте «Форбса» появилась статья «Калькулятор против Путина», в которой нарисована неприглядная картина сосуществования российского гражданина с государством. Среди прочего автор выразил сомнение в эффективности нашей налоговой системы и целесообразности применения плоской шкалы. Статья была настолько интересной, что удостоилась полного разоблачения на том же сайте.

Кто-то скажет: мало ли кто и что пишет. Но одно дело, когда о преимуществах плоской шкалы говорят ее адепты, а другое дело – «Форбс», которому некоторые верят. К сожалению, и оппозиционные экономисты, критикующие власть, тоже нашей налоговой систе­мой и, в частности, плоской шкалой довольны. Приведем лишь мнение Евгения Ясина, высказанное им в 2008 году: «Никаких очередных реформ в налоговой системе нам не нужно. Сейчас общий уровень налоговой нагрузки составляет 39 процентов. Эта цифра – незапредельная, бизнес ее выдержать может». И двумя годами позже: «Прогрессивной шкалы налогообложения в России больше не будет никогда. И следовать по этому пути будет всё больше стран».

Колумнист «Форбса» обосновывает плоскую шкалу тем, что «в Германии вдобавок к прогрессивному подоходному налогу (до 45 процентов) платят 41 процент налогов на ФОТ», а «во Франции работодатели платят 45 процентов налога на ФОТ, работники – 21 процент социальных отчислений плюс подоходный налог по ставке до 40 процентов. <…> Налоги с фонда оплаты труда в России существенно ниже, чем за рубежом».

К сожалению, так думают многие. Но это не соответствует действительности. В 2016 году необлагаемый налогом годовой доход одиночки в Германии составил 8652 евро (или 46 тысяч рублей в месяц), а во Франции – 6011 евро (или 32 тысячи рублей в месяц). По данным ВЦИОМ, в августе 2015 года медианная зарплата на руки в России составила 20 тысяч 487 рублей, то есть половина населения получает зарплату больше этой суммы, а половина – меньше. Если бы при сегодняшних зарплатах в России была французская шкала, то от налога были бы освобождены, по меньшей мере, 60 процентов населения, а если бы немецкая – 70–80 процентов.

Пострадает ли средний класс – зависит от параметров шкалы. Для начала можно ввести прогрессивную шкалу со щадящими ставками:

  • доходы до 20 000 рублей в месяц не облагаются;
  • доходы от 20 001 до 250 000 рублей в месяц – 13 процентов;
  • доходы от 250 001 до 1 000 000 рублей в месяц – 30 процентов;
  • доходы свыше 1 000 000 рублей в месяц – 50 процентов.

Это – одна из самых щадящих шкал в мире. Но даже при этой шкале Михаилу Прохорову, заплатившему, по его словам, в бюджет самый большой в России подоходный налог – 15 млрд рублей, пришлось бы заплатить 57 млрд рублей. А 200 тысяч российских семей, которые, согласно данным Росгосстраха, имели годовой доход свыше 30 млн рублей, заплатили бы в бюджет дополнительно не менее 3 трлн рублей.

Введение нормального подоходного налогообложения и прогрессивной шкалы с необлагаемым минимумом существенно повысило бы покупательную способность населения и дало бы бюджету дополнительно не менее двух-трех триллионов рублей ежегодно.

Наведение порядка на таможне

В 2015 году экспорт России составил 345,9 млрд долларов, или почти 21 трлн рублей. Около 90 процентов экспорта – сырье и материалы.

Мы живем за счет продажи за рубеж сырья и полусырья и полностью зависим от мировых цен. Знака «Сделано в России» за границей не знают. При этом нелегальный импорт душит отечественного производителя, а нелегальный экспорт подтачивает бюджет. В коренном реформировании нуждается организация внешнеторговых операций, и прежде всего надо реформировать Федеральную таможенную службу. В работе, выполненной ЭАЦ «Модернизация» по заданию комитета Государственной Думы по транспорту, показано, что примерно половина экспорта и импорта России идут мимо кассы. В работе даны рекомендации по исправлению ситуации. К сожалению, эти рекомендации пока никого не заинтересовали. Таможенные потери российского бюджета от серого импорта и экспорта, например, в 2013 году составили не менее 2,5 трлн рублей. В 2015 году эти потери, несмотря на снижение внешнеторгового оборота на целых 38,2 процента, были еще выше.

Первая мера по устранению этого безобразия – очень простая: Федеральная таможенная служба должна с применением зеркальной статистики объяснять и подкреплять документами разницу своих данных и данных, представляемых странами-партнерами.

Вторая мера – обычная при борьбе с коррупцией: любой гражданин должен быть всегда готов дать разумное объяснение происхождению своих богатств (недвижимости, банковских счетов и др. в России и за рубежом), не подкрепленных декларацией об уплате налогов или не соответствующих получаемым доходам.

Повышение эффективности изъятия природной ренты и снижение цен на энергоресурсы

Обмен продуктов природы на готовую продукцию, произведенную трудом народов других стран, с точки зрения обеспечения долгосрочного экономического развития не имеет перспектив. ВВП при этой модели может расти, но это – рост за счет истощения, расхищения материальной базы экономики.

Это не значит, что следует немедленно прекратить или сократить экспорт сырья и полусырья, доля которых сегодня составляет более 70 процентов нашего экспорта и около половины доходов российского бюджета. Но к этому надо стремиться и принимать меры для переработки сырья в продукцию с высокой долей добавленной стоимости в целях импортозамещения и экспорта. Продукцию с клеймом «Сделано в России» должны увидеть за рубежом и тем более в России.

На первом этапе необходимо повысить эффективность сырьевых компаний.

Например, президент ОАО «Роснефть» Игорь Сечин сообщил, что себестоимость добычи нефти в ОАО «Роснефть» равна 4,5–5 долларам за один баррель. Если судить по годовому отчету ОАО «Роснефть» за 2015 год, полная себестоимость добычи существенно выше. В 2015 году добыча нефти компанией в нефтяном эквиваленте составила 254,2 млн тонн (или 1855,7 млн баррелей). Выручка – 3 831 094 945 тысяч рублей, себестоимость – 2 612 932 721 тысяча рублей. Если считать по выручке, полная себестоимость одного барреля равна 3 831 094 945 тысяч рублей поделить на 1 855 700 тысяч баррелей, то есть 2064,5 рубля, или при долларе, равном 60 рублям, – 34,4 доллара. Если считать по себестоимости продаж, полная себестоимость одного барреля равна 2 612 932 721 тысяча рублей поделить на 1 855 700 тысяч баррелей, то есть 1408,1 рубля, или 23,47 доллара США.

Что касается проблемы повышения эффективности недропользования, то для нашей страны она становится особенно актуальной в условиях обрушения мировых цен на нефть.

Нефть и газ – наши кормильцы. Сегодня компании сами добывают сырье и сами его продают. Государству они платят налог на добычу полезных ископаемых, акцизы и экспортные пошлины, составляющие сырьевую ренту.

При этом, как и другие экспортеры, сырьевики возмещают НДС при экспорте и, по мнению экспертов, злоупотребляют. Достаточно сказать, что с 2000 по 2012 годы экспорт России вырос в 5,2 раза, а возмещение НДС – в 16 раз. Размеры злоупотреблений измеряются триллионами рублей.

13 oil

Право добычи нефти, газа и др. следует давать компаниям на конкурсной основе с фиксированной платой за единицу добываемого сырья. При этом сырье остается в собственности государства, которое продает его по мировым ценам без использования офшоров и посредников

Предлагаем изменить порядок взаимодействия российского государства с добывающими компаниями: право добычи нефти, газа и др. следует давать компаниям на конкурсной основе с фиксированной платой за единицу добываемого сырья. При этом сырье остается в собственности государства, которое продает его по мировым ценам без использования офшоров и посредников. И никаких НДПИ, НДД, акцизов и пр. Добывающая компания работает в конкурентных условиях и платит налоги, как обычное предприятие.

За право работы на таких условиях российские компании ведут борьбу за рубежом. Например, в 2009 году при проведении тендера в Ираке победила заявка ЛУКОЙЛа и Statoil (Норвегия), так как консорциум предложил самые выгодные Ираку условия: государство отдает компаниям в качестве вознаграждения 1,15 доллара за каждый добытый баррель, а консорциум обязуется нарастить добычу до 1,8 миллиона баррелей в сутки. В таких тендерах принимают участие компании всего мира. Нефтяные компании не могут заработать на повышении мировых цен на нефть, но зато заинтересованы в повышении производительности труда и снижении издержек при добыче. На этих же условиях ЛУКОЙЛ начал и продолжает до сих пор промышленную добычу нефти на месторождении Западная Курна-2. Затраты ЛУКОЙЛа на проект правительство Ирака будет оплачивать добываемой нефтью. ЛУКОЙЛ уже потратил на проект около 4 млрд долларов. А общие инвестиции ЛУКОЙЛа составят 40 млрд долларов (около 1,4 трлн рублей). Вот бы эти инвестиции да в Россию! На таких же условиях работает и «Роснефть», привлекающая к добыче российские и зарубежные компании по операторским контрактам, заменяя собой государство.

Вводить предлагаемый порядок недропользования можно постепенно. Например, сначала проверить его эффективность на новых месторождениях.

А цены на бензин внутри страны правительство России могло бы регулировать, ориентируясь на приоритеты развития. И 10 рублей за литр бензина АИ-92 – вполне нормальная и реальная цена.

Снижение цен на нефтепродукты будет способствовать развитию села, потянет за собой снижение цен на электроэнергию, тепло и услуги ЖКХ.

Деофшоризация экономики

Если бы завтра все офшорные зоны были закрыты, бюджет нашей страны был бы в два раза больше и можно было бы удвоить расходы на здравоохранение, образование, науку, культуру, оборону.

Трудно поверить, но почти всё, что в прошлые годы было построено нашими отцами и дедами и досталось новым собственникам менее чем за 1 процент балансовой стоимости, сегодня России не принадлежит. Впрочем, России не принадлежит и то, что было создано в последние годы. По словам депутата Госдумы Евгения Фёдорова, под иностранной юрисдикцией находится 95 процентов крупной российской собственности. Специалисты профильного управления МВД подсчитали, что через офшорные счета из России было выведено более 5 трлн рублей за полтора года. Это около 10 процентов ВВП. По словам главы Управления экономической безопасности МВД, основной массив коррупционных средств, оседающих за рубежом, составляют деньги, полученные в виде так называемых откатов в сфере госзаказа, и средства, похищенные напрямую из бюджетов различных уровней.

Помимо экономического ущерба, офшоры, то есть передача экономических активов России под юрисдикцию иностранцев, – угроза национальной безопасности России.

Есть лишь один, но достаточно серьезный фактор, оправдывающий использование офшоров российскими предпринимателями: исключительно плохой предпринимательский климат в нашей стране и, в частности, незащищенность прав собственности. Поэтому на первом этапе следует запретить пользоваться офшорными схемами предприятиям с государственным участием («Роснефть», «Газпром», «Транснефть» и др.), предприятиям, полученным в результате залоговых аукционов («Норильский никель», ЛУКОЙЛ, «Сургутнефтегаз», «Сибнефть», Новолипецкий металлургический комбинат, Новороссийское морское пароходство, АО «Нафта-Москва», Северо-западное речное пароходство, Мурманское морское пароходство и др.), и предприятиям, работающим в сфере ЖКХ. Это позволит решить проблему офшоров больше чем на 90 процентов.

***

Что надо делать сегодня, здесь и сейчас? Надо делать то, что сказано выше, а именно, в ближайшие два-три года следует провести инвентаризацию страны, выявить ее ресурсы и возможности. Одновременно необходимо создать в России благоприятный для экономического развития климат. По мере решения текущих задач разрабатывать стратегию развития России, обеспечивающую рост ВВП на 6-7 процентов в год и ее превращение в современное, развитое государство, работающее на благо своих граждан.

Источник: dynamic-of-civilizations.ru

Содержание журнала Focus №3:

КОЛОНКА ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА

С.Н. Белкин
Мировоззрение как влиятельный фантом


ЭКОНОМИКА

М.Д. Абрамов, В.М. Симчера
О нерешаемых проблемах и резервах экономики России


ПОЛИТИКА

Александр Филиппов:
«Выборы – это как бы рождение новой власти, даже если персонально власть остается старой»

Д.А. Андреев
Респонсибилизация элиты


НОВОСТИ КУЛЬТУРЫ

Сотворитель сказочной Руси

Урбанистические натюрморты Аристарха Лентулова


ЦИВИЛИЗАЦИОННАЯ ДИНАМИКА

Дмитрий де Кошко:
«Мы живем в реалиях тотальной и непрекращающейся информационной войны атлантистов против России»

С.В. Лурье
Предстоит ли нам битва за ценности?

В.М. Немчинов
Коммуникация и информация – антропологическая диалектика начала XXI века


ПОЛИТИЧЕСКОЕ ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ

А. Бродский
Вторжение шахматной доски


НЕБОПОЛИТИКА

А.П. Девятов
Цивилизационная динамика с точки зрения небополитики

 

Редколлегия:

Главный редактор:
Сергей Белкин
Первый заместитель главного редактора:
Дмитрий Андреев
Заместитель главного редактора:
Вадим Прозоров
Арт-директор:
Олег Фирсов

info@dynamic-of-civilizations.ru

Содержание журнала Focus №2:

РЕДАКЦИОННАЯ КОЛОНКА

Д.А. Андреев
Цивилизационные пазлы


ПРО ДУШУ

В.Н. Кустов
Душа России на распутье
(Окончание)

С.Н. Белкин
Метаморфозы духа: Ошо и Ницше


ПРО ЕВРОПУ-АЗИЮ-РОССИЮ

В.В. Малявин
Вокруг Тайваньского пролива: цивилизационные разломы и сближения

Владимир Пирожков:
«Мы – совершенно особый континент между Европой и Азией, в том числе и в своей технокультуре»

Я.В. Симчера
О качестве роста населения России


ПРО ЭЛИТЫ

А.И. Неклесса
Будущее, которое мы выбираем: кризис перехода, новые элиты, восточноевропейская реконструкция

М.С. Михалёв
Бремя ответственности, или Попытка ресакрализации элит


ПРО ЦИВИЛИЗАЦИОННЫЕ ПУТЕШЕСТВИЯ

А.П. Люсый
Путешествие на носе из Петербурга в Вену
Опыты межцивилизационных диалогов сквозь призму городских текстов

С.Н. Белкин
Прага: цивилизационная procházka


ПРО ИСКУССТВО

В.А. Разумов
Изысканность в камне

А.А. Тлеуов
Моя консерватория

Новости культуры

 

Редколлегия:

Главный редактор:
Сергей Белкин
Первый заместитель главного редактора:
Дмитрий Андреев
Заместитель главного редактора:
Вадим Прозоров
Арт-директор:
Олег Фирсов

info@dynamic-of-civilizations.ru

Содержание журнала Focus №1:

КОЛОНКА ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА

С.Н. Белкин
Цивилизационный­­ фокус


ЦИВИЛИЗАЦИОННАЯ ДИНАМИКА

В.Н. Кустов
Душа России на распутье

В.В. Малявин
Синергия и грядущее евразийское содружество

К.А. Свасьян
Христианство и политика
К истории католического воцерковления Бога

С.В. Хатунцев
Культурно-исторические зоны России и Европы

В.Э. Багдасарян
«Русская идея»: чего не понимает власть

А.В. Белокобыльский, В.С. Левицкий
Украина и Россия в эпоху постсекулярных идеологий


ОБЩЕСТВО: КУЛЬТУРА, НАУКА, ТЕХНОЛОГИИ

Даниил Крамер:
«Культура – это непосредственный способ физического выживания нации»

Новости культуры

10 прорывных технологий-2017


КРУГЛЫЕ СТОЛЫ, СЕМИНАРЫ

Центр «Бирюч»

Глобальный социально-экономический кризис, его причины, параметры, особенности протекания и вероятные сценарии дальнейшего развития
Семинар Школы менеджмента «Бирюч» 25 февраля 2017 года
Тезисы выступлений:
А.В. Бузгалин

А.И. Фурсов

Европейские христианские духовные практики Средневековья и раннего Нового времени: историко-культурный контекст, содержание, современное прочтение
Семинар Школы менеджмента «Бирюч» 25 марта 2017 года
Тезисы выступлений:
 С.С. Хоружий
Н.Л. Мусхелишвили


АНОНСЫ

Мероприятия Научно-исследовательской лаборатории философии хозяйства экономического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова

 

Редколлегия:

Главный редактор:
Сергей Белкин
Первый заместитель главного редактора:
Дмитрий Андреев
Заместитель главного редактора:
Вадим Прозоров
Арт-директор:
Олег Фирсов

info@dynamic-of-civilizations.ru